12:25 

Night Bird

Название: Night Bird
Автор: Myrrrsky
Дисклеймер: Как всегда ничего и никого не имею.
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Пейринг: ТТ/ТХ. Упоминание Сами.
А/N: 1.Немного навеяно песней «Ночная птица» Константина Никольского.
2. Сильно не пинать - я со стихоплетством не особо дружу.
Разрешение на размещение: Только с моего разрешеия.


Хоровод из снежинок кружился за окном. Они плясали в причудливом танце, облепливали карнизы, и норовили залететь в помещение через приоткрытую раму. В офисе царила приятная свежесть, созданная тихим зимним утром.
Туомас стряхнул на подоконник немного табачного пепла, отошел от окна, утонул в кресле и его взгляд задержался на кончиках сцепленных пальцев.
-Туо, больше так нельзя жить, - Тарья попыталась привлечь его внимание, - Это слишком глупо.
-Но и сдаваться, мы не имеем права, что, я буду делать без тебя?
Певица вздохнула.
-Ты мучаешь меня, я не могу больше так жить. Не могу выходить на сцену, и думать в какой момент откажет фонограмма. Ты понимаешь, что я переступила через свои принципы и не пою в живую? Знаешь, как мне тяжело понимать, что концерт целиком и полностью зависит от записи, не от моего голоса? Я просто картинка, зрители смотрят на меня и больше ничего. Пою для них не я, а компьютер.
-Но мы должны бороться.
-Боюсь, не в этом случае, врачи не знают что с голосом… Может быть, если я отдохну от вернется…. Но все равно никаких гарантий!
-Может уходить рано, стоит как-нибудь успокоиться и придумать что-то еще?Подождать?
-Чего ждать, Туомас, чего? Ждать того, что однажды обнаружиться, что я работаю под «фанеру»? Ждать скандала? Это погубит не меня, а тебя, ты не сможешь отмыться до конца своих дней. Туомас, я хорошо подумала и решила уехать. Я хочу уйти со сцены и прекратить свои и твои страдания.
-Куда ты хочешь уехать?
-Возможно в Аргентину.
-Я не могу в это поверить, чтобы ты решила бросить все и уехать в такую захудалую страну…
-Это одно из немногих мест, где я смогу чувствовать себя свободной.
-Странно, чтобы принять такое решение нужно очень много веских причин, это выглядит как бегство от мира. И вообще, чтобы так уйти нужно, чтобы тебя никто не держал…
-Это не бегство от мира, это бегство от самой себя, я перестану быть Тарьей из Nightwish. Меня здесь ни что и никто не держит. Мои так называемые, друзья даже внимания не обратят на то, что я уехала. Знаешь, если бы меня кто-то захотел удержать, если бы я кому-то была нужна, то…
-Ты нужна мне.
-И ради чего ты не хочешь меня отпустить?
-Ты ведь знаешь, я не хочу, чтобы ты поставила крест на своей карьере и на себе. Я буду виноват перед тобой, что допустил твой уход. И без тебя я останусь совершенно один, в жизни! Наше творчество должно быть неразрывным!
Тарья прикрыла густо накрашенные глаза, она не этого ждала от него. Не эти слова она сейчас хотела услышать от этого мужчины.
-Ты поймешь, что я поступила правильно, когда я уеду. Наши отношения в таком духе не могут длиться вечно.
-Хочешь сказать, что ты не веришь в то, что наша дружба не погибнет со временем? Хочешь сказать, что если нас не будет связывать работа, то мы станем совершенно чужими людьми?
Она пожала плечами.
-А ради чего нам это проверять?
-Что ж, я не стану ни на чем настаивать, если хочешь уехать – уезжай. Я помогу тебе подготовить отъезд.
-Спасибо.

2 дня спустя.

Чартерный рейс должен был отправиться в ближайшие минуты. Туомас, пользуясь знакомством с кем-то из руководства в аэропортеи четырьмя часами утра, выпросил разрешение выйти на взлетное поле, проводить Тарью. Холодный свет прожектора заливал взлетную полосу, выхватывая из темноты серебристую птицу. Ветер бросил на людей один из своих сильнейших порывов, заставив Тарью поднять воротник пальто.
-Спасибо, что подвез, и мне не пришлось трястись на такси.
-Я твой друг и сделаю все для тебя, мне не трудно, - Туомас смахнул со стекол очков, которые пришлось надеть из-за болящих после бессонной ночи в линзах глаз, капли воды.
Она посмотрела на часы, последние минуты, когда они были вместе, стремительно истекали. Решиться ли она, сказать ему все, глядя в глаза, или он и так догадывается? Конечно же, он не дурак, он и без слов давно понял, что не безразличен ей. Но почему он молчал и не давал понять, что понял ее? Ответ один, она безразлична ему. Он выбрал себе в спутницы свою музыку, а не живую, страдающую из-за него женщину.
-Я пойду.
-Еще есть время, не уходи, - Туомас посмотрел, как по трапу медленно поднимались последние пассажиры.
-Ты что-то хочешь мне сказать?
Он в нерешительности покусывал дужку очков. Как сказать ей, что он не хочет, что бы она уехала? Он не хочет потерять ее, так и не разобравшись в своих чувствах к ней. Но неужели Тарья такая робкая, что если бы она была решительно настроена, то не предприняла бы шагов по сближению с ним. Или те несколько случайных поцелуев и были ими?
-Тарья, я хочу тебе сказать… Я всегда буду рад тебя видеть, если захочешь вернуться… Всегда можешь обращаться ко мне, - ветер бросил ему в лицо капли дождя, смешанные со снегом.
-Я знаю, что могу на тебя рассчитывать, спасибо за все, что ты делал для меня все это время. Ты был для меня самым близким человеком. Если хочешь, ищи мне замену. Может быть, ты подаришь новую жизнь какой-нибудь чертовски талантливой девчонке.
-Почему ты говоришь в прошедшем времени?
«Потому, что сейчас ты еще ближе мне».
-Просто оговорилась, не каждый день приходится так радикально менять свою жизнь.
«Я ошибся в ней, она просто не хочет ранить меня»
-Я даже не знаю, что мне тебе пожелать…
-Не нужно ничего, - она прикоснулась к его щеке, по гладкой коже из-под очков стекала блестящая капля, - Ты плачешь?
- Нет, это просто дождь. Я буду вспоминать тебя, ты стала очень ярким пятном в моей жизни, без тебя я вряд ли так прожил эти годы. Спасибо, что и ты делала для меня так много…
К паре приблизилась стюардесса.
-Мне пора, - она направилась к трапу, - Я оставляю тебе вот это, надеюсь, так ты будешь вспоминать меня чаще. Не забывай о том, что было между нами все эти годы, - она вложила в его замерзшую руку аккуратно сложенный листок бумаги.
Туомас долго смотрел ей вслед, не в силах оторвать взгляд от ее фигуры.
-Подожди, - он бросился к ней и развернул к себе, крепко сжав за плечи.
Она с немым вопросом посмотрела в его глаза. Он нагнулся к ней, холодные мокрые волосы коснулись ее щек, и губы накрыл такой же холодный завораживающий мимолетный поцелуй. Был ли это поцелуй или просто касание ветра?
-Прости за все.
Она повернулась и медленно стала подниматься по трапу, наконец, женщина скрылась в глубине самолета.
По его лицу продолжали стекать холодные потоки. Служащий аэропорта попросил освободить полосу.

Только оказавшись в машине на парковке, молодой человек вспомнил о записке. Глаза заскользили по строчкам, и каждая из них сказала ему все, в чем он так и не уверился до конца.

Пусть истины никто не понимает
В холодных звездах есть ответ…
Мой господин Опасность,
Твоя холодность много отнимает-
Чувства могли затмить собою свет.
В холодное утро уйти певице не легко
Твой образ с собою увезет
Будет помнить тебя, там, далеко
Там, куда самолет унесет.

Вот они эти слова, которые им так не довелось сказать, они наговорили кучу ничего не значащих слов, а нужных так и не сказали. Туомас сжал кулаки. Как же все действительно глупо вышло, они не смогли сказать всего друг другу в глаза, и вот простой листок бумаги стал мостиком между ними. Как же они не могли понять друг друга?! Как же они упустили время, когда могли быть счастливы. Но нет, время, возможно, еще не упущено и он успеет ее вернуть, если не сейчас он остановит ее, то когда? Он не сможет найти ее там, куда она отправилась.
Монотонный гул донесся до его слуха. Бортовые огни все уменьшались и уменьшались в темном небе. Ему не по силам ее вернуть.

Он вернулся на студию поздним зимним вечером. Звезд было не видно. В кабинете было одиноко и пусто. Он привык, что обычно она была в это время где-то рядом. Он мог с ней поговорить, а теперь все ушло. Она ничего ему не оставила. Память так и будет хранить их последний разговор. Как он был глуп, как глубоко ранил ее своим непониманием. Как он теперь раскаивался! Туомас сел за стол и закрыл лицо руками. Что ему оставалось делать? Сейчас он был совершенно беспомощен. Ни связи, ни деньги, ничто не могло ее вернуть ему. Он и сам не мог ее вернуть. Он знал, что она летит в Аргентину к промоутеру…
Что она чувствовала, когда писала эти строки? Туомас в который раз перечитывал записку. Она, наверное, чувствовала тоже одиночество, что и он сейчас. Ей было не с кем поговорить, и этот лист бумаги стал ее верным слушателем. Только сейчас Туомас осознал, как ему будет не хватать ее. Пусть он не знал, что так тянуло его к ней, что делало ее необходимой ему как воздух, но не видеть ее темных глаз было мукой. Он предал сам себя, а не ее.
Место Тарьи в его сердце не займет ни кто другой. Молодой человек взял ручку и лист бумаги. Пусть этих строк никто не увидит…


Он не слышал раньше твой голос…
И вот, он на краю вновь один.
Прости, Ночная певица…
Без тебя поседеет его волос,
И себе он уже не господин.
Ночной певицы строки одинокие
На сердце его выжжены огнем
Не закроются раны глубокие…
Может быть, ты вспомнишь о нем?

Чернила высохли, он сложил листки вместе. Пусть хотя бы они будут навсегда вместе, раз не было суждено быть вместе людям, открывшим им свою душу.
Туомас вздохнул, достал из кармана мобильник, набрал номер. Через несколько гудков он услышал заспанный голос.
-Сами, извини, что разбудил. Я тут подумал…. Если хочешь, ты можешь уйти из группы. Предлог мы найдем…
Это был финал первой вехи его жизни. Однако, где-то в глубине души жила надежда, что нельзя говорить людям: «Тарья ушла из группы»
Это был только 2001 год.

URL
Комментарии
2011-10-02 в 19:58 

Персиковый Шизик
Крейг Такер явно челябинский мужик! Он на столько суров, что от одного его взгляда Кайл Брофловски чувствует себя раздетым и изнасилованным.
О чем поет ночная птица...

   

Фанфики о Nightwish

главная